Наши разделы
Реклама

 

                                                                                                may9
                                           

Главная \ Новости \ Интервью депутата думы городского округа город Буй V созыва Черных Андрея Алексеевича

Новости

« Назад

Интервью депутата думы городского округа город Буй V созыва Черных Андрея Алексеевича 15.08.2011 04:08

Корр. Полгода прошло с начала работы Думы V созыва. У Вас есть опыт работы в Думе IV созыва, есть свои впечатления, своя позиция. Итак, об итогах…

А. А. Как Вы знаете, я представляю партию Справедливая Россия в Думе и работаю уже 2-й срок в качестве депутата. Поэтому есть возможность сравнить работу прежней Думы и нынешней.

Можно образно сказать так: прошлую Думу называли «карманной», сегодняшнюю называют независимой (от которой ничего не зависит). Получилось так, политика влезла в решении общегородских вопросов на первое место, и созданные фракции в Думе между собой борются. Большинство депутатов во фракции от Единой России решают, как голосовать и для чего голосовать.

Корр. Поскольку у Вас экономическое образование, и Вы профессионально разбираетесь в бюджете, хотелось бы поговорить о бюджете города Буя, о неоправданных тратах. Они существуют?

А. А. Прежде чем говорить о неоправданных тратах, хочется пояснить, почему в городском бюджете нет денег.

Я 9 лет проработал в налоговой инспекции и прекрасно знаю, как формируется бюджет города. В 2000-м году изменилось распределение налоговых платежей: НДС перечисляли полностью на федеральный уровень, 60% подоходного налога перечисляли на областной уровень, налог на имущество юридических лиц – также в область. На муниципальном уровне осталось совсем немного налоговых поступлений. Эта ситуация «поставила на колени» муниципальный бюджет. Шла централизация власти. Легче управлять муниципалитетами.

Если бы 100% подоходного налога шло в казну города, то это обеспечило бы средствами бюджет города полностью. У власти не возникает стимула развивать налоговую базу, потому что известно заранее, что деньги уйдут в область, которая поддерживает другие районы, депрессивные. Такие, как Вохма, например. Дотации в район всё меньше, а полномочия муниципалитета всё больше.

Поэтому в режиме отсутствия денег необходимо соизмерять свои желания со своими возможностями. И первое, что меня поразило – увеличение основных средств по администрации города (покупка Тойоты Камри). Но когда денег не хватает на ремонт в ЦРБ, на образование и так далее, покупать эту машину? И где эта машина сейчас? Тратить деньги, чтобы она стояла в гараже? Я как  член партии Справедливая Россия предложил не тратить эти деньги, а потратить их на ремонт пожарной охранной сигнализации в ЦРБ, купив машину дешевле. Глава города не принял это предложение.

Корр. В следующем вопросе речь пойдет о ликвидации станции юных техников. Какова судьба помещения на сегодняшний день?

А. А. Эта ситуация показала, что на голосовании некоторые депутаты стали принимать самостоятельные решения: часть фракции Единая Россия проголосовала против ликвидации. Я признаюсь, что голосовал «за». Хочу пояснить, что станция юных техников не ликвидирована, ликвидировано юридическое лицо. Все функции передаются другому юридическому лицу. Сокращается часть неэффективных расходов. Что касается помещения станции? Я предлагал разместить там музей предпринимательства, потому как в этом доме жил купец I гильдии, который немало сделал для города в свое время. И такого музея, может быть, нигде и нет.

Но этот дом собираются продавать. Я думаю, что продавать такие объекты в частные руки, тем более в историческом центре города – это преступление. Есть печальный пример. Это город Тула. Весь исторический центр там был приватизирован. Сейчас там – новомодные офисы и прочее.

Так и здесь. Мы можем все это потерять. И за приватизацию этого здания я не голосовал.

Корр. Андрей Алексеевич, депутатская деятельность подразумевает, прежде всего, работу с избирателями. Что можете о ней сказать?

А. А. Вопрос, конечно, злободневный. И все время нам говорят, что нужно с избирателями работать. Но если избиратель не хочет работать с депутатом и не обращается к нему? Еженедельно по средам с 17 до 18 я готов принимать людей. Не только со своего участка, а всех горожан. Не только как представитель партии Справедливая Россия, но и как депутат, и просто человек, который имеет желание помочь в каких-то вопросах, имеет знания, как помочь. Но люди не приходят. Может, они заняты, может, они не верят в то, что им могут помочь. В этом и беда нашей страны: в том, что люди разочаровались в своих избранниках или не избранниках, в том, что нельзя ничего сдвинуть. Сдвинуть нельзя только тогда, когда не двигаешь. А только смотришь со стороны, и ничего не предпринимаешь.

Да, депутат практически ничего сделать не может, у него нет рычагов влияния ни на что. Его избрали в представительный орган, который голосует по каким-либо вопросам.

Какая помощь может быть? Помощь в написании заявления, жалобы и тому подобного. Самое страшное для чиновника – когда люди начинают писать во все инстанции.

Поэтому человек может придти со своей проблемой ко мне или другому депутату и попросить помочь ему составить бумагу. Я по своему опыту знаю, куда эту бумагу отправить, как ее составить.

Корр. Поговорим о реконструкции площади. Хотелось бы услышать о смете, Вашу точку зрения о подрядных организациях, которые задействованы в реконструкции площади, и о субботниках.

А. А. Меня очень сильно удивляет тот парадокс, что смета на реконструкцию площади, очевидно, отсутствует. Ее в природе, наверно, не существует. Никто не может точно сказать, сколько это стоит. Учитывая мой опыт работы в муниципальном учреждении на должности заместителя главного врача по экономическим вопросам, я прекрасно понимаю, что такое смета и что такое тратить деньги без сметы. Я считаю, что это преступления. Да, нам скажут, что это благотворительные средства, которые зачисляются на счет «Коммунальной инфраструктуры». Но это предприятие подотчетно муниципалитету. И тратить деньги безнадзорно, тем более деньги, пожертвованные людьми, это, на мой взгляд, не совсем порядочно. Я очень сильно сомневаюсь в альтруизме людей, которые занимаются реконструкцией площади. И отсутствие сметы о чем-то да говорит. Я никого не хочу обвинять, никому не хочу предъявлять претензий, я просто хочу узнать, сколько стоит реконструкция площади.

О подрядных организациях. Мы всё прекрасно видим. Кто осваивает благотворительные средства. Сами себя благотворим и сами себя осваиваем. Как-то это всё по-детски.

Теперь о субботниках. Это вообще дело хорошее. Люди приходят и с удовольствием, с энтузиазмом убирают мусор. Но когда это превращается в непосильный труд ежедневный с отрывом от производства и потерей человеко-часов, оплаченных неплохими зарплатами?..

Ни от кого я не слышал добрых слов в адрес организаторов субботников. У людей есть свои профессиональные обязанности, и отвлекать их в это время на выполнение каких-то проектов, амбициозных и грандиозных… надо просто рассчитывать свои силы, либо нанимать профессионалов, а если их нет, то, что и говорить.

Это сейчас можно пиариться. Мол, мы такие хорошие. Да, реконструкция площади – хорошо. Но такими методами это делать нельзя. Поверьте мне, добрых слов от людей, ушедших с субботника, не услышите. Меня обвиняют в том, что я не хожу на субботники, когда Дума ходила. В тот день был субботник, проводимый партией Справедливая Россия, на котором я и присутствовал.

Постоянно пребывать в состоянии субботника – это не очень хорошо. Тогда надо людям зарплаты менять за эти часы, делать ее на уровне уборщика территории, а не на уровне начальника какого-нибудь отдела.

Корр. Неэффективные расходы: в первую очередь это касается образования и здравоохранения?

А. А. Что касается неэффективных расходов, то мы, жители Буя, это уже чувствуем на себе. Много нареканий в адрес ЦРБ. Хочу просто сказать людям, что ЦРБ стало заложником вот этой борьбы за снижение неэффективных расходов.

Было собрание в «Луче» по отчетам. Высказывались претензии в адрес ЦРБ. Может быть, они и обоснованы. Но отчего?.. Все идет, как говорится, «свыше». Так же и с 7-й школой, присоединили ее ко 2-й. Хорошо это или плохо, время покажет, но отзывы педагогов второй школы не лестны.

Первопричина: есть указ президента об оценке эффективности деятельности органов местного самоуправления. Изданы нормативные документы регионального уровня в связи с этим указом. И всё измеряется теперь в нормативах и деньгах, тогда о пациентах и учениках можно забыть. Потому что главное – это не ученики и не пациенты, а нормативы.

Согласно этим нормативам в ЦРБ должно быть 119 коек, должно быть соответствующее число врачей, медсестер и прочего персонала. Поэтому происходит глобальное сокращение. Но врачей это не касается. Их в ЦРБ столько, сколько положено по нормативу, - 62. А ведь врачей не хватает. Но больше 62-х нельзя – лишний врач – это уже неэффективные расходы. Вот такой порядок расчета неэффективных расходов установило правительство. Чем меньше в медицинском учреждении работников и меньше оказывается медицинской помощи, чем меньше лечения в стационаре, тем лучше оценивается работа органов местного самоуправления. То есть, если больницу вообще закрыть, то оценка будет «6». Неэффективных расходов вообще нет.

Происходит передача внешним фирмам непрофильных функций больницы. Это прачечная, пищеблок, водители (у которых должна быть определенная квалификация). А на инфекционное отделение не дали лицензию.

Корр. Во всей этой сложившейся ситуации бюджет города может взять на себя эту нагрузку?

А. А. Дополнительные расходы бюджета на содержание, например, тех же коек в ЦРБ не запрещены законодательно.

Корр. Какая у Вас точка зрения по вопросу о защите животных?

А. А. Моя точка зрения однозначна и не менялась никогда: животных убивать нельзя. Нужно работать с хозяевами этих животных. В частности, речь идет о собаках.

Слова главы города о том, что защитники животных прячутся в тень, когда возникают предложения. Но пока никаких конкретных предложений не было. И все прекрасно понимают, что всё это простые люди, и он просто не в состоянии взвалить на себя содержание этого приюта. Там должны работать специалисты, должны выделяться на это бюджетные средства. Видят только одно решение – уничтожать этих животных. Но ведь жестокое обращение с животными – это уголовная статья. И у меня складывается впечатление, что власть защищает людей, которые готовы убивать животных. 

В данном случае моя семья делает, что может. Лично у меня живут три собаки, взятые с улицы. Я знаю много таких людей, приютивших четвероногих бродяг. А есть такие хозяева, которые не следят за своими питомцами, которые бегают по улицам.

Говорят: укусили бродячие собака. Насколько я знаю, укусили собаки, у которых есть хозяева. Так что все претензии к хозяину, если он не может содержать домашнее животное. А бездомных собак в Буе как таковых и нет.

Поэтому надо участковым работать с контингентом, который содержит собаку и за ней не присматривает. Штрафовать. Есть порядок содержания животных в городе.

Корр. Андрей Алексеевич, Вы сказали, что проработали последние 6 лет в ЦРБ заместителем главного врача. Сейчас чем Вы занимаетесь? И почему Вам пришлось уйти?

А. А. Сейчас я простой российский безработный, который находится в постоянном поиске работы на бирже труда. А уйти мне пришлось в связи с сокращением должности. Новая власть посчитала, что должность такая не нужна,  высокооплачиваемая. Не скрою, зарплата была 18 000 руб. из бюджета города.

Корр. Ваша оценка работы главы администрации г. о. г. Буй?

А. А. Здесь можно сказать однозначно: Игорь Александрович человек молодой, перспективный. Но это субъективная оценка. Это новый человек, который, как мне кажется, пойдет достаточно далеко. С ним приятно общаться,  с ним приятно решать вопросы, он идет на контакт и вслушивается в просьбы людей. Это человек новой формации, грамотный человек, образованный.

Считаю, что в работе любого чиновника должно быть умение общаться с людьми. Не надо дистанцироваться от людей. Игорь Александрович в этом плане молодец, конечно.


Новостная лента
Наши партнеры

 

 

              pic1_1.gif

 

 

ПДР