Наши разделы
Реклама

 

                                                                                                may9
                                           

Главная \ Новости \ Будет ли в Думе либеральная партия?

Новости

« Назад

Будет ли в Думе либеральная партия? 27.03.2011 22:59

Политика 90-х была веселой. Сейчас даже клоунада Жириновского почти никого не радует, да и выцвел он как-то, а тогда российская политика сверкала искрометным юмором. Была, например, пародия на гимн Александрова (тогда не гимн до поры до времени) со словами: «Партии разные, силы народные, нас к торжеству плюрализма ведут». Это было смешно. Потом о проблеме задумались серьезные люди и решили, что хватит, наигрались с плюрализмом. Устроили политическую монополию, а для иллюзии многопартийности оставили три парламентские партии в качестве античного хора и три непарламентские, чтобы было смешнее. Непарламентские партии – они ведь как непарламентские выражения: джентльмен их использует иногда, но не злоупотребляет. 

Теперь, говорят, все это изменится. Говорят – и даже не просто говорят, а пишут в качественной прессе – что одной из непарламентских партий, «Правому делу», наконец-то свезло. И как свезло-то. Будто бы принципиальное согласие ее возглавить дал сам г-н Шувалов, который (об этом мало пишут, в основном говорят) за занятостью г-на Путина по факту руководит деятельностью правительства. Теперь, понятное дело, ПД сможет рассчитывать в декабре уже не на 5,5% и одно место в думе, и даже не на 6,5% и два, а процентов этак на 8. И будет нам счастье. Конец политической монополии и благорастворение воздухов.

Подпишется ли Шувалов на «Правое дело» – отдельный вопрос, ответ на который зависит от планов президентской кампании, и вдаваться в это я сейчас не буду. Однако если допустить, что согласится (а я не считаю такой вариант совершенно нереалистичным), то вывод о блестящих электоральных перспективах ПД готов счесть вполне убедительным. Почему бы и нет?

Вопрос ведь не в том, почему это российский избиратель, который о Шувалове ничего не знает и знать не хочет, без него за ПД не проголосует, а с ним – пожалуйста. Во-первых, узнает. Если в каждом выпуске новостей в течение всего предвыборного периода уделять минуты по 2–3 напряженной деятельности Шувалова на посту вице-премьера, то к декабрю он в каждом доме станет как родной. Но и это неважно. То есть это очень важно для объяснения того, почему проголосовали за ПД. Не только ведь социологам отдуваться, нужно больше правдоподобия. Но реальный механизм успеха будет несколько другой, обычный для современной России.

Вот в Дагестане, например, подводили недавно итоги выборов и насчитали ПД сначала 4,0% (без мест), а потом вдруг передумали, пересчитали и получилось 5,1% (одно место). И это до всякой шумихи про Шувалова, на чистой восточной интуиции. А с Шуваловым и 10% было бы не проблемой. Что тогда говорить о Чечне? Если уж «Единая Россия» в этой хранимой Всемилостивым республике может (как заметил однажды спикер местного парламента) получить 120% голосов, то еще процентов сорок «Правому делу» могут накинуть легко. Даже не сомневайтесь.

Только представьте, в декабре Чуров, поглаживая бороду, оглашает итоги: ПД – 15%, КПРФ – 16, «Справедливая Россия» – 8, ЛДПР – 7, и по 3,5 – «Яблоку» и «Патриотам России». Почему у КПРФ именно 16? (1) Потому что меньше, чем у ПД, было бы неправдоподобно; (2) потому что Западу надо постоянно предъявлять, что главная альтернатива «единороссам» – страшные коммуняки, которые молятся на Сталина. Можно даже специально попросить Геннадия Андреевича, чтобы помолился публично, хотя его-то, как правило, упрашивать не надо. Опытный человек. Все без слов понимает. У «Единой России» – по-прежнему почетное первое место, но всего 47%. И не беда.

Ведь думские места при таком раскладе распределились бы как нельзя лучше. У «Единой России» было бы замечательно удобное – «комфортное», как любит выражаться российское начальство – большинство: 227 мест из 450. Если надо срочно пропихнуть какой непопулярный закон или там бюджет, то проблем не будет. Более того, отпала бы проблема с неявкой разнежившихся в условиях монополии «единороссов» на думские заседания. Являлись бы, как миленькие: при таком скромном большинстве каждый голос ценен.

А если возникают серьезные вопросы, требующие квалифицированного большинства, то на помощь приходит ПД: у него 73 места, вместе с «Единой Россией» получается как раз две трети. К тому же, по списку «Правого дела» можно было бы провести в Думу массу приятных, интеллигентных, рукопожатных либералов, которые хорошо смотрятся в телевизоре и, в отличие от бессвязно мычащих «единороссов», всегда могут все объяснить. Остальные: КПРФ (77 мест), «Справедливая Россия» (39) и ЛДПР (34) – могут спокойно сосредоточиться на своих основных занятиях – поглощать протестный пар на региональных выборах и подсиживать друг друга. То, как именно они голосуют по законопроектам, не имело бы практического значения.

Так восторжествовал бы плюрализм. Но и это не предел. Неподалеку от южных рубежей нашей обширной страны находится дружественная нам Республика Узбекистан. Вот там плюрализм – не чета российскому. На последних выборах (2009 г.) 155 мест в парламенте распределились следующим образом: 55 у «Либерально-демократической партии» (которая, кстати, служит местным аналогом отнюдь не ЛДПР, а как раз ПД), 32 – у «Народно-демократической» (так называется тамошняя «Единая Россия»), 31 место – у «Демократической партии национального возрождения »(это как раз ЛДПР) и 19 – у Социал-демократической («Справедливая Россия»). Таких, как КПРФ, в Узбекистане не держат. И действительно, все партии исключительно хорошие. Все отличаются несгибаемой верностью национальному лидеру, президенту Исламу Каримову. Если бы эксперимент с Шуваловым состоялся, то такое можно было бы устроить уже на следующих думских выборах, в 2016 г.

К чему это я? Мартовская региональная кампания вызвала в обществе повышенный интерес к «Единой России». «Партия жуликов и воров», не шутка. Покончить с ней – и конец политической монополии. Я согласен с тем, что в ее нынешнем состоянии «Единая Россия» – это довольно важный элемент системы электорального авторитаризма. Сейчас система функционирует так, что именно эта партия собирает голоса для исполнительной власти на выборах представительных собраний, а затем обеспечивает в этих собраниях прохождение нужных исполнительной власти законопроектов. Но нужно понимать, что этот элемент вторичен. Всему рабочему модулю можно придать другую конфигурацию: либо такую, как в описанном выше сценарии, либо даже такую, как в Узбекистане.

Суть системы от этого не изменится. Это не то же самое, что было в СССР. 30 лет назад в стране была реальная правящая партия, КПСС, способная к замене одного носителя верховной власти на другого. Она служила ядром системы. Ядром нынешней системы – то есть носителем политической монополии – является отнюдь не «Единая Россия», а исполнительная власть: «национальный лидер» (кто бы он ни был и какой бы пост ни занимал) и узкая группа близких к нему чиновников и бизнесменов, украшением которой, кстати, и служит И. Шувалов. Поэтому не стоит относиться к подобным проектам слишком всерьез. Даже если дело дойдет до реализации, большой разницы нет.

http://slon.ru/blogs/ggolosov/post/569072/ 

Новостная лента
Наши партнеры

 

 

              pic1_1.gif

 

 

ПДР